Дом Вавельберга – «денежное палаццо» для северной Венеции

01.12.2017
Каким должен быть идеальный банк? В первую  очередь  - надежным. Финансы – это сфера, в которой рискуют только самые смелые игроки.  Для остальных вопрос доверия своих ценностей в «надежные руки», а, вернее, в надежные сейфы — ключевой.

Поэтому и к архитектурному облику банковского здания главное требование -  это впечатление надежности. Требуется этакий монументальный сейф от архитектуры. И в Петербурге таких впечатляющих зданий достаточно.  Одно из них — мрачное и одновременно удивительно красивое гранитное хранилище на главной улице города — Невском  проспекте  «Денежное палаццо», он же дом Вавельберга.

Первый бифштекс в столице Российской Империи

Как у каждого здания, у дома Вавельберга есть своя интересная история, и не менее интересная предыстория.
Всё началась двести лет тому назад. В 1802 г. на этом участке были построены два трёхэтажных дома для статских советников братьев Семена и Сергея Берниковых, которые были неплохими художниками.  Но прославили  эти дома не владельцы-художники, а их  арендаторы.
Например, один из них — портной Конрад Руч — ввел в моду плащ-альмавиву.  Такой плащ был, к слову сказать,  в гардеробе А.С.Пушкина. Одевался у этого мастера  и  Н.В. Гоголь, который увековечил портного в «Записках сумасшедшего», оставив для потомков свидетельство как о высоком качестве его работы, так и о его высоких ценах.
Еще один знаменитый арендатор – англичанин Томас Роби.  Именно он первый предложил петербуржцам попробовать бифштекс и подавал в своем ресторане лучшие бифштексы в столице Российской Империи.
В середине XIX века в угловом доме работал книжный магазин Ратькова.



В конце XIX века здесь  можно было купить прекрасную выпечку в булочной Карла Гуля, фрукты —  в лавке И. М. Иванова, готовую обувь — в магазине капитана Малейна. Также среди арендаторов были: контора для найма гувернанток, оружейный и велосипедный магазины, посудная лавка. С ними соседствовали трактир «Ярославль» и электрогальваническая школа Альберта Брюккера с учебными мастерскими и ремесленными курсами. На первом этаже работала посудная лавка Ивана Селивёрстова. 
В начале XX века в доме №9 находилась редакция популярного журнала «Сатирикон», возглавляемого Аркадием Аверченко, где печатались лучшие сатирики и юмористы столицы Саша Чёрный, Пётр Потёмкин, Тэффи, а также Валентин Горянский, Николай Агнивцев и другие. 
В начале XX в. оба участка приобрел купец М. И. Вавельберг.

Империя Вавельбергов

История финансовой империи Вавельбергов берет свое начало в 40-е годы XIX века с небольшой конторы по краткосрочным кредитам для торговцев средней руки. Открыл ее скромный еврей Гирш Генрик (Генрих Михайлович) Вавельберг (1813-1891). Всего через два года, воспользовавшись удачным вложением  в строительство  железной дороги Варшава-Вена, обменная контора  в Варшаве становится банкирским домом «Братья Вавельбергъ». Ещё через пару лет братья Генрих и Ипполит открыли филиалы  в Вене, Львове, Познани и Вроцлаве. Через 20 лет Вавельберги открывают отделение в столице Российской Империи (Невский, д. 25). Уже в начале XX века Михаил Ипполитович Вавельберг, блестящий выпускник юридического факультета Санкт-Петербургского университета, обладавший не только живым умом, но и прекрасными коммерческими способностями, взял на себя руководство семейным делом после смерти своего отца.  В 1912 году он преобразовал банкирский дом «Вавельбергъ» в один из крупнейших банков Российской империи — Петербургский Торговый банк. Это был признанием общегосударственной значимости детища банкиров Вавельбергов. Именно для главного отделения этого банка и было необходимо новое, впечатляющее в архитектурном смысле и внушающее доверие вкладчикам здание на Невском проспекте, в непосредственной близости к  министерству финансов.



В качестве характеристики Михаила  Ипполитовича  Вавельберга в исторических хрониках приводится одна яркая легенда: когда банкир приехал принимать строительство, завершённое за 12 месяцев, он всё осмотрел, претензий не высказал. Но тут на дверях увидел табличку:  «Толкать от себя». Вавельберг  возмутился:  «Переделайте таблички на «Тянуть к себе!» Тянуть от себя -это не мой принцип…»  Табличку, конечно же, переделали.
Петербургский Торговый банк Вавельбергов до национализации считался одной  из самых надежных банковских структур. В 1913 г.  уже после открытия "денежного палаццо" на Невском М.И.Вавельберг создал ещё одну банковскую структуру — Варшавский Западный банк. Таким образом, он являлся председателем правлений двух банков и членом нескольких акционерных и страховых обществ. Кроме того, Михаил Ипполитович был крупным благотворителем, оказывавшим помощь еврейской и польской диаспорам Петербурга.
После революции М.И.Вавельберг уехал на историческую родину, теперь уже в независимую Польшу, состоял в масонских ложах и содействовал открытию русской ложи в Варшаве, а в середине 1920-х Вавельберг переехал в Париж.

Венецианское «Палаццо дожей» в Северной Венеции

Реки, каналы, львы, дворцы вдоль набережных и пасмурная серость – только этих  признаков достаточно, чтобы понять, почему Петербург неофициально называют «Северной Венецией». Северная Венеция, Северный Рим, самый итальянский город к северу от Альп – таких эпитетов Петербург удостоен не случайно. Первый архитектор Петербурга —  итальянец  – Доменико Трезини. Он разработал план Петербурга, и это положило конец стихийной застройке. Так началась итальянская история развития города.
Бартоломео Растрелли,  Карл Росси, Антонио Ринальди, Джакомо Кваренги – имена, которые на слуху у каждого петербуржца. Каждый из этих талантливых зодчих оставил значимый след в архитектурном облике нашего города. Все они были итальянцами.



Поляк Мариан Перетяткович итальянцем не был, но именно он построил на главной магистрали города здание, которое сразу же стало ассоциироваться с Италией, а именно с венецианским «Палаццо дожей», постройками в Болонье и Падуе .  Удивительно,  но  в исторических  документах сохранилось интервью  архитектора, данное им более ста лета назад, в котором он комментирует эту ассоциацию так:   «Я имел в виду не специально Палаццо дожей, но вообще готический стиль, тот, который встречается в Северной Италии — в Болонье и во Флоренции. Верхняя часть дома выстроена в характере раннего Возрождения. Вообще я не задавался целью дать буквальную копию Палаццо дожей. Я ничего не делал бессознательно».



И тем не менее,  в облике главного фасада дома Вавельберга, с его двухъярусной аркадой наверху,  композиция венецианского дворца, безусловно, просматривается. К венецианским истокам восходит и противопоставление ажурного легкого низа и тяжелой плоскости наверху, а также форма сдвоенных окон в арочных нишах. Но в отличие от итальянских палаццо, величественные фасады здания во всю высоту облицованы серым сердобольским гранитом. Из этого же материала выполнены рустованные колонны нижнего этажа, барельефы, пилястры, скульптурные украшения работы скульпторов В. Козлова и Л. Дитриха.  Для петербургской архитектуры такой ход   неожиданный. Серый гранит в условиях постоянно пасмурного Петербурга превращает здание в мрачный бастион, величественную крепость, хранящую тайны за своими дверями. Из-за того, что городские постройки по преимуществу были жёлтых, голубых и кремовых цветов, дом Вавельберга не мог не выделяться на их фоне. Да и сейчас, когда цветовая гамма зданий Невского проспекта весьма разнообразна, дом Вавельберга по-прежнему притягивает к себе внимание.



В операционном  зале банка никаких излишеств: колонны и пилястры ионического ордера, облицованные желтым искусственным мрамором с богатым резным кессонированным плафоном. В деловых помещениях отсутствует художественное оформление.
В доходном доме, помимо отделения банка, располагалась фабрика геодезических и чертежных инструментов «Герлах» и автомобильный салон «Русский Рено», привлекавший состоятельных покупателей, также здесь же расположились правления акционерных обществ Российской бумагопрядильной мануфактуры, Верхне-Исетских горных и механических заводов, заводов «Сормово». Разумеется, в этом же доме находились и жилые апартаменты банкира.
Во времена СССР, в  1950-х годах в этом здании был открыт магазин «Берёзка», торговавший импортными товарами. «Березка» оставила о себе память в городском фольклоре: «Мальчик на Невском доллар нашел, поднял его и в «Березку» пошел. Долго папаша ходил в Комитет: доллар вернули, а мальчика — нет».
11 июля 1960 года в нижних этажах бывшего банка Вавельберга был открыт городской аэровокзал. Здесь  были организованы авиакассы, справочная служба, камеры хранения. Из аэровокзала также осуществлялась доставка пассажиров в аэропорт “Пулково”. Многие горожане до сих пор называют это здание “домом Аэрофлота”, хотя городского аэровокзала уже давно не существует. 
В конце 90-х годов прошлого века часть комнат на третьем этаже Дома Вавельберга была передана Союзу писателей Санкт-Петербурга. В начале 2000-х годов в дом Вавельберга переехал знаменитый рок-клуб «Сайгон».
Престижный  офисный дом на Невском  проспекте оказался очень востребованным для многих организаций Петербурга.  Кроме знаменитых центральных касс Аэрофлота  на протяжении многих лет здесь размещалось  УФАС по Петербургу и области.  Холдинг «АйБи Групп» в течение трёх лет (до 2009 года) управлял этим зданием на основании доверительного договора с городом.



Дом Вавельберга является памятником федерального значения. В наше  время здание мучительно и сложно  приспосабливается к современному использованию силами сменяющих друг друга инвесторов.  Проект реконструкции, прошедший длинный путь согласований,  предусматривает размещение гостиницы под управление  арабской сети  Jumeirah.  Вот уже  вторую пятилетку в здании ведутся работы по  реставрации  охраняемых государством интерьеров.  Выполнен ремонт фасадов, ведутся работы по усилению конструкций  и  устройству  внутридворового атриума.  
В ходе  реализации проектов  реконструкции здания ООО «Ай Би Девелопмент» оказывало консультационные услуги разным поколениям инвесторов  в 2009, 2010, 2014 годах .  Кроме того, наши специалисты осуществляли  строительный  контроль (технадзор) входе работ по проекту, выполненному ООО "Архитектурное бюро "Литейная часть-91".
С октября 2017 года права на банкирский дом Вавельберга перешли главе Иркутской нефтяной компании Николаю Буйнову.  Появилась надежда, что смена собственника позволит завершить затянувшуюся реконструкцию  исторического здания и вдохнёт новую жизнь в  Питерское «Палаццо дожей».